20:00 

Неудержимо (глава 13-17)

ToxicSpider
Бритуля - Богиня
Вначале, по традиции, напоминаю ссылки на автора книги:
Автор: Alexander K. (BritishGift)
ссылка на профиль "ВКонтакте": http://vkontakte.ru/britishgift
ссылка на дайри: http://www.diary.ru/~BritishGift/

Продолжение:



Глава тринадцатая.

Генри чутко спал, поэтому, когда Бритни пошевелилась, парень проснулся. Правда, понятие «проснуться» у британца вовсе не означало - «нормально функционировать». Ноттингем долго отходил ото сна, поэтому в данный момент, парню пришлось приложить усилие, чтоб разлепить глаза и узнать в чем дело. Посмотрев на рядом сидящую Бритни, которая мирно спала на его плече и улыбалась. Он не знал, что снилось девушке, но ее улыбка согревала. В этот момент, Брит, дала понять, что совсем скоро все встанет на свои места, ведь по-другому быть не могло, и Лорд поверил. Как ни странно, сон у него прошел в одно мгновение, поэтому тихо, чтоб не разбудить Бритни, он встал и вышел из салона самолета.

«Боже, благослови Королеву!» - такова была первая мысль, которая возникла у Генри в голове.

От яркого солнца Ноттингему пришлось прищуриться, но даже в таком состоянии можно было разглядеть за горизонтом - море. Значит, они застряли на каком-то клочке суши между Британскими и Скандинавскими островами. Правда, ликовать было рано, ведь водного судна у них нет. Естественно, он мог соорудить плот из подручных материалов, но море вещь непредсказуемая, и даже собери они плот, не факт, что к вечеру могла разыграться буря /сильный шторм и от плота остались бы щепки. А рисковать жизнями близких ему людей, Лорд просто не мог себе позволить.

- Генри, ты где? – послышался обеспокоенный голос Бритни издалека.
- Я тут,- лорд направился к певице,- я тебя разбудил?
- Нет, я рано просыпаюсь,- певица завязала резинкой волосы и подошла к британцу,- кажется, это я тебя разбудила.
- Глупости, я хоть рано и не просыпаюсь, но сегодня сон как-то быстро отошел место так на двадцатое.
- В самолете должна быть еда. Можно будет устроить завтрак, когда проснутся Брэтт и Йонас. Вообще, я даже не знаю, как мы будем жить дальше.


В данный момент Генри не слушал, о чем говорила певица. Он думал о том, как выбраться из ловушки, в которую они попали. Внезапная радость сменилась смятением и разочарованием. Единственным спасением могло оказаться какое-то племя, но даже если неизвестное племя и существовало на этом острове, то вряд ли у них есть что-нибудь предназначенное для дальнего плавания.
- Генри! – возмутилась певица,- ты меня слушаешь?
- Я? – переспросил парень,- да, то есть, нет. Прости,- парень закусил губу,- я знаю, где мы находимся.
- Правда?- Бритни не поверила своим ушам,- И где же? Хочу знать, где мы находимся, чтоб потом рассказывать внукам,- Спирс улыбнулась, несмотря на обстановку, у нее было хорошее настроение.
- Между Британскими и Скандинавскими островами. На острове, который возможно даже на карте не отмечен. Это хорошо, что Йонас приземлился тут, а не в двадцати километрах дальше. Я предполагаю, что остров не так велик размерами. Они продолжали стоять в тишине. Словно сговорившись, Генри и Бритни задумались о своем, уставившись на море. Бритни вспоминала своих мальчиков, которые, возможно даже и не знают до сих пор о происшествии. Она была бы благодарна родителям, если б они поведали ее сыновьям красивую историю, будто мамочка отправилась искать принца на белом коне, как в сказке о Золушке, которую она рассказывала мальчикам в Диснейленде. Генри же размышлял о положении дел в стране, свадьбе принца Уильяма, и естественно, о своей четырехлетней дочери. И при одной лишь мысли, что Джейн будет воспитываться у баронессы, заставляла сделать все возможное, чтоб быстрее вернуться домой.
- Йонас знает свое дело, - послышался издалека звонкий смех шведа,- на самом деле, я молился, чтоб посадить эту посудину.
- Швед, да ты скромный! – Генри оторвался от своих мыслей, и хлопнул блондина по здоровому плечу,- Как ты себя чувствуешь?
- Лучше быть не может, Швеция может гордиться мной! – парень снова засмеялся,- я уже вижу заголовки: «Йонас Сернехольт посадил самолет легендарной Бритни Спирс!» Ох, слава мне,- Йонас сделал серьезное выражение лица, а через какое-то мгновение засмеялся во весь голос.
- Нет, без шуток, о тебе напишут в газетах,- махнул головой Генри.
- Нет-нет, мне это не нужно,- все еще улыбаясь, ответил парнишка.
- И почему все герои такие скромные? – заинтересовалась Спирс.


Бритни улыбалась. Она даже представления не имела, как при сложившейся ситуации, у Йонаса получается так шутить. Но, по правде говоря, Спирс была рада, что швед остался самим собой, все такой же забавный: с добрым юмором и обворожительной улыбкой. Однако Бритни даже не удивилась этому, разве не она утверждала, что будь на дворе хоть конец света, парень-блондин, не растеряет своего юмора.
- Оставляю вас наедине, Брэтт просила помочь с завтраком. Мы вас позовем,- с этими словами швед ушел.
- Предлагаю прогулку к морю, не возражаешь?- спросил Генри.
- Я согласна. Но ставлю одно условие, расскажи о себе.
- Я люблю поло,- признался англичанин,- и отлично играю в регби. А еще у нас есть конюшни и много лошадей.
- Лошади? – Бритни по-доброму улыбнулась,- посмотри как-нибудь мой клип «Radar», тебе понравится.
- Ты скромно намекаешь на то, чтоб я стал твоим поклонником?
– парень остановился и посмотрел певице в глаза.
- Не обязательно - поклонником, просто для знакомства с моим творчеством! – Спирс ущипнула Лорда за нос.
- Я могу показаться скучным человеком. Большая часть моей жизни - это политика и различные светские мероприятия, на которых большей частью бывает скучно. Но бывают и казусные моменты. Однажды на вечернем приеме в Букингемском дворце у одной важной леди порвалась лямка платья прямо перед Ее Величеством!
- Ты не скучный, Лорд Ноттингем, – Бритни продолжала смотреть в глаза британца,- не хотела бы я оказаться не месте той леди. А как думаешь, я могла бы понравиться твоим родителям? Расскажи, какие они. Генри задумался. Вообще, Лорд не любил рассказывать о своих родственниках. Большей частью все они занимали высокие посты в Великобритании, были людьми черствыми, скучными и помешанными на «правильности». Порой, Генри казалось, что даже королева не настолько зациклена на правилах приема, как ее поданные.
- Бритни, может, ты о себе расскажешь.
- Я нетерпеливая, и вообще, я первая спросила тебя.- Спирс была в ударе.
- Тогда после меня ты рассказываешь о своей жизни и родителях.- Дождавшись, пока певица махнет головой, парень продолжил: - Моя матушка, баронесса Ноттингем, старой закалки, ее воспитывали в строгих правилах, собственно, как и она меня. Обожает нудные приемы, где хвастается перед подобными ей женщинами своей коллекцией драгоценностей и нарядов. Но, естественно, она часто говорит о политике. Ведь баронесса входит в теневой кабинет, и как остальные члены, призвана быть «тенью» министров действующего Кабинета. Она член Тайного Сообщества Ее Величества.
- Генри, постой! – попросила певица, сразу почувствовав себя двоечницей в первом классе,- а можно чуть подробнее и доступнее? Я мало чего знаю про Британию.
- Прости,- парень покраснел и отвернулся,- я забываюсь, могу говорить много и нудно, но я тебя предупреждал. В общем, она очень редко бывает дома, сильно занята и…- Генри замолчал.


Вот оно, Лорд Великобритании. Бритни смотрела на парня и улыбалась. Он отличался от всех ее знакомых. Он интриговал, его воспитание было совершенно другим, и этим он нравился певице все больше. Даже сейчас, Генри держался всех своих правил. Осанка, величественный взгляд, комплименты. Этот парень рос среди сотни «правил» и даже не ходил в школу, получая образование дома. Спирс смотрела в его глаза и видела в них легкий оттенок грусти. Одиночество, которое длилось до нынешнего времени. И тут она пообещала себе, что покажет парню нормальную жизнь. Правда, и ее жизнь нельзя было назвать нормальной, но по сравнению с Лордом, жизнь поп- принцессы или королевы, как ее часто называют, казалась такой простой.

- Перестань. Просто не тараторь, и говори понятнее. А твой отец лорд-канцлер, чем занимается? – продолжила Спирс.
- Отец обожает поло, от него эта увлеченность перешла мне. В свободное время мы часто устраиваем конные бега. Он отличается от матушки, более человечен, если так можно выразиться. Частенько скрывал мои шалости от баронессы, - на щеках парня появился юношеский румянец.
- Меня баронесса уже пугает,- хмыкнула певица,- получается, в семье главная твоя она?
- Несмотря на то, что отец Высший сановник государства, в общем, он «большая шишка», как говорят у вас в Штатах, она даже на приемах делает все возможное, чтоб казаться выше, но, тем не менее, он терпит ее выходки. Любовь, однако, странная штука.
- Высший сановник государства? – переспросила Спирс.
- Должностное лицо, которое либо наследуют, либо назначается Короной.
- Боже, мистер Ноттингем, как у вас все запущено. Еще я про твоего дядю и тетю читала! – похвасталась певица.
- Да, граф и графиня Норфолк. Я не особо люблю тетушку, она хуже моей мамы. Зато с принцессой Йоркской, мы лучшие друзья детства. Мои родители дружны с принцем Эндрю.
- Принц! Точно, я забыла спросить! А ты знаком с рыжим? Про него очень много писали, порой даже чаще, чем обо мне! – Спирс засмеялась.
- Гарри, да. Простой парень, не забивает голову делами государственной важности, но продолжает дело принцессы Дианы.
- А как вы ужинаете? – внезапно поинтересовалась певица и уловила вопросительное и удивленное выражение лица Лорда,- в фильмах показывают, что у вас большое количество столовых приборов. Я бы запуталась, что чем нужно есть.
- Интересный вопрос, Брит,- задумался Генри,- этому обучают, и не смейся. Правда, я до сих пор путаю, что чем нужно есть. Иногда лакеи подают, каким именно прибором нужно есть. Но это бывает очень редко, я же не из королевской семьи.
- Вы сумасшедшие! – Спирс продолжала смеяться, вплоть до подхода к морю.


Возле моря, Генри замолчал и задумался. Бритни перестала задавать вопросы, так как поняла, что парню не особо радостно на них отвечать. Смотря на Генри, Спирс в сотый раз убеждалась, что этот человек был особенным. Но каким трудом эта «особенность» ему далась? Певица даже подумать боялась, что такое для мальчика мечта погонять с друзьями в футбол, когда его заставляют учить сонеты Шекспира. А были ли у Генри друзья? И тут Бритни поняла, что ее детство, было хоть и бедным, но счастливым.
- Генри, перестань делать из себя Лорда, и иди сюда! – позвала Бритни.
- Ты решила искупаться в море? – Генри улыбнулся и подбежал к певице.
- Не совсем, я люблю морской воздух,- призналась певица и легла на горячий песок.


Генри лег рядом и посмотрел на Бритни снова. Действительно, здесь не было ни родителей, ни других людей из королевской свиты. Он мог не держать осанку и вести себя как обычный человек, стать на время простым парнем, и это все казалось страшной роскошью. Находясь рядом с Бритни, он чувствовал себя совершенно по-другому.
- Здесь чудесно,- внезапно произнесла певица,- солнце, море и никаких папарацци.
- Главное, чтоб тут ядовитых змей не было.
- Генри! – завопила Спирс, стянув с себя кофточку, оставшись в легкой футболке.
- Да, я Генри,- парень засмеялся и, последовав примеру Спирс, стянул с себя рубашку.
- Ты хоть раз в жизни загорал? – поинтересовалась певица, заметив бледную кожу Лорда.


Ноттингем ничего не ответил, он просто закрыл глаза и возможно провалился бы в сон, если б не ощущение нежных губ на его губах. Второй раз за неделю его охватило восхитительное чувство. Как в тот раз, днем раньше. Ответив на поцелуй, Генри открыл глаза и посмотрел на Бритни.
- Теперь мы определенно должны встречаться.
- Ты хочешь? – поинтересовалась Бритни, наблюдая за реакцией Ноттингема.
- Я был бы олухом царя небесного, если б ответил – нет. Я полюбил тебя с самой первой встречи. А еще ты мне должна рассказать о себе, сыновьях и….- Генри снова не дали договорить, Бритни прервала его тираду очередным поцелуем.
- Ты много разговариваешь, и я не против этого, но не в такие же моменты…- пояснила Спирс.
- Теперь ты много разговариваешь! – улыбнувшись лишь краешком губ, произнес парень и поцеловал Бритни.
- Знаешь,…с тобой я чувствую себя по-другому. Словно ожила после долгого сна.
- Могу я сказать тоже самое? – поинтересовался Лорд.



Глава четырнадцатая.

Сколько прошло времени, Бритни не знала. Несмотря на сложившуюся обстановку, она была счастлива как никогда. Генри творил чудеса, взывал хорошие и светлые мысли, а его улыбка настолько опьяняла, что певица просто не могла оторваться от сладких губ. А еще ей нравилось смотреть в серые глаза Лорда.
- Тут не хватает свечей, - оторвавшись от очередного поцелуя, прошептала Бритни.
- Разве они нужны? – сделав брови «домиком» поинтересовался англичанин.
- Какие-то вы британцы не романтики,- надулась Бритни.
- Ты только посмотри вокруг. Солнце, такое горячее, что обжигает кожу. Море, прохладное и свежее. Воздух, развивающий твои шикарные волосы.


Генри знал, что Бритни ничего не ответит. Он чувствовал ее настолько близко, словно они были знакомы с раннего детства. Конечно, девушка могла бы поспорить, и доказать свою правоту, возможно, даже ущипнуть его за нос, но не стала. Вместо этого на щеках Спирс появился легкий румянец. Генри захлестнуло странное ощущение радости и блаженства. В этот момент он был рад, что находится в Богом забытом месте, рядом с лучшей девушкой планеты. Ноттингем довольствовался каждой минутой проведенной с любимой, словно боялся, что рано или поздно это может закончиться.
- Я думаю, нас уже потеряли,- хмыкнула Бритни.
- Прошло-то всего минут двадцать от силы. Идем в воду? Море шикарное. – Генри закусил губу и посмотрел в глаза Спирс.
- Ты невыносим,- засмеялась певица, шутливо ударив парня в плечо,- только если на несколько минут. Там могут оказаться ядовитые змеи! – Бритни напомнила сказанные несколько минут назад слова англичанина.
- Змеи говоришь? – парень встал, взял девушку на руки и понес к воде,- Э, Бритни? – Генри внезапно остановился.
- Да?
- По приезду в Лондон, я лично прикажу кормить тебя нормальной едой. В Америке совершенно не умеют готовить. Перо и то больше весит, чем ты.



Бритни задумалась. Говорил ли Генри правду, или намекал на тонкие обстоятельства. Правда, хватило лишь поворота головы, и глаз англичанина, чтоб понять – Генри считал ее худой. Это было странно, но приятно.
- Генри! – закричала Спирс,- тебя мои фанаты поколотят за это!
- А вдруг я им понравлюсь? – Лорд продолжил путь к воде,- знаешь, у меня как-никак британский шарм.
- Шарм не шарм, а они тебя поколотят и я вместе с ними,- Бритни пыталась выглядеть серьезной, но не получалось,- они обсуждают мой вес на форумах. Сегодня Бритни похудела! Ликуем! На следующий день Бритни поправилась! Все, у всех депрессия. А через день: О, ужас, мисс Спирс не помыла голову! – Бритни умела дурачиться.
Копируя своих фанатов, девушка подбирала настолько смешные интонации, что могла бы отправиться на комедийное шоу и занять там первое место.
- А они не обсуждают, насколько мисс Спирс шикарна? Какие у нее великолепные глаза, взгляд. А как она улыбается?
- Они меня любят, но всегда находят кучу мелочей. Не все, нет, но такое встречается. Я не могу вечно выглядеть так, словно собираюсь на премию «Оскар». Бритни Спирс - простой, обычный человек, мать двоих детей. И знаешь, порой становится так тяжело, когда папарацци вторгаются в личное пространство, а следом посторонние люди обсуждают твое маленькое, вроде бы незаметное пятнышко на брюках от морковного супа, который я варила сыновьям на обед. Или такую же маленькую, незаметную дырку в кофточке. Такое бывает с каждой девушкой. А волосы…некоторые говорили, что у меня грязные волосы на обложке нового альбома. И…- Бритни не выдержала и внезапно расплакалась.- Генри, вот зачем я тебе это все рассказываю?
- Бритни,- парень поставил девушку на ноги, и крепко обнял,- не плачь. Ну же, плакать плохо, да и Санта Клаус не приходит к плачущим девочкам на новый год! – Генри понимал, что говорит бред, но единственное чего он не умел, так это успокаивать плачущих девушек и детей.
- Я говорю бред. Послушай, а не все ли равно, кто и что говорит? Они недостойны тебя. Понимаешь? Если эти люди обращают внимание на пятна или другую мелочь и не замечают при этом, насколько ты шикарна, красива, а, главное, какой ты прекрасный человек, то просто пошли их куда подальше..
- Но…
- Крикни: «Морковный суп!» - внезапно попросил Лорд.
- Суп? – не поняла Бритни, подняв голову.
- Он самый.
- Морковный суп! – Крикнула Бритни,- что дальше? – певица все еще не понимала смысл сказанного.
- Ничего.
- Морковный суп. Генри, ты пудришь мне голову морковным супом! Я тут, понимаешь, жалуюсь, а он про морковный суп! – Бритни внезапно засмеялась, и грусть вместе со слезами внезапно улетела прочь.
- Ты любишь морковный суп? – поинтересовался Генри, сохраняя серьезность на лице.
- Нет, но мои сыновья его любят.
- Вот моя дочь тоже любит морковный суп, и я считал, что она странная.
- Странная?
- Никто из детей не любит морковный суп.
- Генри! – Бритни согнулась от смеха пополам,- хватит о морковном супе!



***

Йонас вместе с Брэтт общий язык нашли сразу, поэтому отсутствие Бритни не мешало им хорошенько пообщаться. Так близкая подруга мисс Спирс узнала, что Йонас увлекался долгое время музыкой и делал даже успехи, но бросил это занятие, чтоб пойти в летное училище. А из летного училища вылетел на последнем году обучения из-за больших уважительных пропусков.
- Неужели нельзя было договориться о пересдаче зачетов?
- Брэтт, это летное училище, там все серьезно.- Йонас поджал губы и посмотрел на наручные часы,- Тебе не кажется странным, что Бритни и Генри отсутствуют уже больше двух с половиной часов?
- Думала насчет этого, но, что тут может произойти? Гуляют, наверное.
- Я, конечно, не отношу себя к паникерам, но данной местности даже на карте мира нет, тут могут водиться разные звери или змеи.


Брэтт кинула на Йонаса тревожный взгляд и забеспокоилась. Нет, нельзя было сказать, что девушка не переживала раньше, но сейчас ассистентка мисс Спирс серьезно задумалась. Тем более еда, которую Йонас нашел в продуктовом отсеке лайнера, готова была испортиться из-за высокой температуры. Особенно, мясо.
- Думаю, нам нужно начинать завтракать,- сказала Брэтт,- ожидание, не ожидание, а еда вот-вот испортится.
- Как думаешь,- швед поджал губы и посмотрел куда-то вдаль,- что дальше? Сейчас у нас есть еда на обед и ужин, но завтра, что? Тут мертвая зона, понимаешь? Нет даже кокосов.

Брэтт ничего не ответила. Что она могла ответить? Еду из песка еще никто не придумал. Единственным выходом было идти вперед. Бросить лайнер, захоронить тела погибших летчиков и отправиться в путь.
- Понимаю, Йонас,- она тяжело вздохнула и повернулась к шведу,- и вряд ли тут есть хоть одно племя. Это смахивает на какой-то голливудский фильм.
- Племя? И, что племя неандертальцев сделало бы? Зажарили бы нас на костре и съели?
- Йонас, куда делся твой добрый юмор? – хмыкнула девушка,- они бы нас научили, как выживать на их острове.


Смех Бритни разносился по всей территории, поэтому, когда певица вместе с Лордом, который успел хорошенько загореть за несколько часов, подходили к месту привала, Йонас вместе с Брэтт переглянулись.
- Хоть кому-то весело, - по-доброму улыбаясь, сказала Брэтт.
- Вы скучали? – поинтересовалась довольная Спирс.
- Прошло два с половиной часа, я думала, что вас съел динозавр! – пыталась пошутить Брэтт, но нотка раздраженности на подругу осталась,- могли бы и предупредить, что идете на долгое время.
- Это получилось так спонтанно,- начала оправдываться Бритни,- Генри, оказывается, отлично плавает. И я подумала, что спастись мы можем только одним путем.
- Каким?! – три головы повернулись в сторону Спирс.
- Построить плот и отправиться в плавание.


Йонас и Брэтт переглянулись, Генри вздохнул. Каждый об этом думал, но никто не осмелился озвучить. И, конечно же, Бритни Спирс оказалась всех умнее.
- Это опасно,- начал Генри.
- Море может быть не спокойно,- продолжил швед.
- И мы не умеем плавать, дорогая,- подытожила Брэтт.
- А теперь давайте сидеть на пятой точке и ждать пока нас не съест твой динозавр. Еще есть вариант, что мы станем динозаврами, и когда нас найдут, отправят в музей как экспонатов.- Возмутилась Спирс.



***

Уже час Бритни и команда, как успел прозвать их компанию Генри, плыли по спокойному морю. Поведение воды не на шутку беспокоило Лорда, ведь их плот состоял из нескольких стволов деревьев распиленных каким-то странным приспособлением из самолета, и перевязан ветками. Конструкция была прочно собрана, но не внушала большого доверия.
- Не злись Генри,- попыталась утешить любимого Спирс.
- Я не могу не злиться,- Генри был серьезен, рассержен,- эта «посудина» не выдержит и трех часов.
- Мы уже около часа плывем и все нормально,- в ответ прошипела певица.
- Бритни, то, что мы продвинулись на несколько километров, не означает, что мы сможем доплыть до цивилизации!

Спирс больше не лезла. Она понимала, что их воображаемый «корабль», как успела прозвать его Брэтт, непрочен и может повторить историю «Титаника», но и сидеть на одном месте она тоже не собиралась. Будь, что будет. Да и что их ждало на этом острове – голодная смерть. Спирс выбрала попытаться выжить.
- Брэтт, думаешь, Ларри заставит провести пресс-конференцию для СМИ? – поинтересовалась певица у подруги.
- Спирс, я не против конференции, но давай вначале хоть на землю высадимся? – шикнула Брэтт.


После этого Бритни замолчала, сделав вид, что обиделась. Генри хотелось сказать пару слов в утешение, но решил промолчать. Не хватало, чтоб на несчастном «судне», начались разборки и драка, которая привела бы к катастрофическим последствиям. На улице стемнело, пение птиц заменило уханье сов, и под эту «музыку» Бритни вместе с Брэтт погрузились в сон. Йонас смотрел на Лорда и про себя восхищался героизмом британца.
- Спят? – тихо, чтоб не разбудить девушек, спросил Генри.
- Да,- блондин махнул головой.- На самом деле мы же не знаем куда плывем? Тогда, может, стоит бросить весла и поспать?
- Я глупо поступил, Йонас. Эта вещь не выдержит долгого использования.
- Генри, перестань себя накручивать. Ты сказал, что эта штука не выдержит и трех часов, напомнить тебе, сколько мы плывем?
- Швед, ты специалист по воздуху, я по воде. Поражаюсь как это «сооружение» вообще все еще плывет.
- Европейцы, помолчите и поспите лучше,- пробурчала сквозь сон Брэтт.


Так и было сделано. Генри отложил весло, лег на жесткую, неудобную поверхность «плота». Закрыв глаза он стал представлять горячий чай, ванну с пеной, Бритни на шелковых простынях и сам того не заметив погрузился в сон. Йонас же в свою очередь, заснуть не мог. Швед лежал, наблюдал за ночным небом, чувствовал прикосновение спокойного ветра, который нес их «корабль» непонятно куда, и все было бы ничего, если б не яркая вспышка в небе. «Может, это спасательные вертолеты?»- промелькнула мысль.





Глава пятнадцатая.

Протерев глаза, Йонас присмотрелся к небу и ничего больше не заметил. Единственное, что вызвало интерес у парня – тучи. Тяжелые, непонятно откуда взявшиеся – тучи, которые, к слову, выглядели совершенно недружелюбно. А намечающийся ветер намекал на серьезные и катастрофические последствия. Ведь надо быть дураком, чтоб не понять – их «сооружение» не выдержит и умеренного ветра, не говоря уже о сильном шторме, который в два счета может раздавить не только деревянный плот, но и их самих. «Показалось», - разочарованно хмыкнул парень, повернувшись к певице.- «Мы выживем, обещаю», - пообещал блондин, окинув взглядом Бритни и Брэтт. Жалел ли Йонас, что последовал за своим кумиром? Нет. Парень до сих пор был счастлив, несмотря на это сумасшедшее происшествие. Он, конечно, любил приключения, но такое с ним произошло впервые. В реальной жизни Бритни оказалась неприхотливым человеком. Она не плакала, не причитала и не была возмущена нынешними условиями. Певица напоминала любительницу приключений, которой не хватало лишь камеры, чтобы запечатлеть чудесные невиданные места. Кто бы мог подумать? Брэтт же оказалась эмоциональней Спирс. Она переживала, молилась, шутила. Йонас долго смотрел на лучшую подругу Бритни. До этого времени, ему не приходилось думать о Брэтт. Ведь раньше для него (возможно, как и для всех фанатов Спирс) она была ассистенткой и подругой Бритни. Сегодня, швед пожертвовал бы своей жизнью ради спасения Брэтт. И не только ради нее, ради каждого, кто был рядом. Они стали ему близкими людьми, так же как он для них. «Вот черт», - выругался парень, подняв голову вверх. Начинался сильный ветер, море забеспокоилось, издалека надвигались крупные волны. Паника? Нет, паники не было. Оглядевшись по сторонам, Йонас ничего не видел кроме воды. Никакой суши поблизости не наблюдалось. Перед ними была вода, которая начинала свое представление.

- Генри, спишь? – поинтересовался швед.
- М? – сонно спросил британец.
- Погода портится,- в голосе Йонаса не было эмоций.

Генри открыл глаза и посмотрел на Йонаса. Внимательно, словно изучая, смотрел долго, глаза в глаза. Судя по его нахмуренным бровям и по тому, как он стал покусывать губы, можно было понять, Лорд волнуется и о чет-то сосредоточенно размышляет. Проходили быстро минуты, но он никак не мог придти к какому-нибудь решению, что особо не радовало.
- Посмотри на небо, - попросил Йонас,- ничего не видишь?
- Нет, лишь тучи, которые вот-вот уничтожат наш «Титаник», - хмыкнул британец.
- Ребята? – обратилась Бритни, открыв глаза,- похолодало как-то.


В этот момент Генри не выдержал. С самого детства он был эмоциональным ребенком, но его учили держать себя в руках. Раз за разом, поэтому к пятнадцати годам он уже умел брать себя в руки, как положено Лордам и каждому культурному человеку. Но на острове, глядя на сложившуюся ситуацию, в волнении за любимую девушку и друзей, продолжать контролировать себя он не мог.
- Я же говорил, что нам нужно было оставаться на суше! Сколько раз! – вспылил Генри.- Я же предупреждал о последствиях!
- Генри, постой,- крикнул швед,- смотри в небо!


Ярко-красная вспышка появилась снова. И не будь Йонас летчиком, может он и не заметил бы ее, мало ли что может твориться в небе. Молния, допустим. Но этот свет был…от вертолета?
- Брэтт, просыпайся! – крикнул швед.
- Йонас, что случилось? – спросонья спросила Брэтт. Она спала так крепко, что даже крик Генри ее не разбудил.
- Рядом с тобой сумка, срочно дай мне ракету,- скомандовал швед.
- Красную штуковину? – переспросила ассистентка,- ты же сказал, что она на самый крайний случай.
- Сейчас и есть самый крайний случай! В небе вертолет, я в этом уверен,- ветер уносил остатки слов в бездну, а волны с периодичностью стали накрывать плот.


Девушка, не раздумывая, полезла в сумку, достала спасательную ракету, которую они нашли в самолете, и протянула ее парню. Генри внимательно следил за ситуацией, но молчал. Как-никак воздух был стихией Йонаса, а значит, он знал, что делает. В это время швед, не раздумывая, запустил ракету в воздух.
- Йонас, ты уверен? – спустя минуту тишины, спросил Генри.
- Это точно был вертолет. – Парень не мог ошибиться, никак.
- Мальчики, все бы хорошо, но начинается ливень! – Брэтт уже переживала вовсю и не скрывала своего страха.


Матушка природа не была на их стороне. Помимо шквального ветра, который образовывал приличного размера волны, начинался сильный дождь, который мог окончательно погубить их, если в ближайшие минуты не прибудет помощь.
- Не волнуйся, Брэтт, сейчас они заметят нас,- подключилась Бритни.
- Я думаю, нам надо прощаться, ребята – опустошенно произнесла Брэтт, понимая, что помощи не будет, а вода все больше и больше заливает их «судно». Говорить про сумасшедшую тряску, смысла не было.
- Кажется, нет…- Йонас не верил, что ошибся. Не верил, что мог так облажаться. Хотя, какая теперь разница? Возможности пустить второй раз ракету все равно не будет…
- Да, Йонас! Да! – Брэтт вскочила от радости, из-за чего чуть не упала в воду.- Вертолет! Это вертолет!


Бритни прижалась к Генри. С каждой секундой ее охватывала паника. Деревья, из которых был сооружен их плот, начали разлетаться в разные стороны. Вода уничтожала все на своем пути, а подлетевший вовремя летчик, спустил веревочную лестницу, чтобы «пострадавшие» поднялись в кабину вертолета.
- Это как на канате в школе,- пытаясь поддержать Бритни, прошептал Генри.- Брэтт будет сзади тебя, не переживай.
- Нет, Генри,- вмешалась ассистентка,- после Бритни идешь ты. Ей нужна твоя помощь.
- Вначале идешь ты, Миллер! – крикнул Генри.
- Черт возьми, не спорьте уже! – заорала Спирс, на щеках были слезы, и она из последних сил пыталась взять себя в руки.


«Ради моих мальчиков, я должна», - с этими мыслями, певица ступила на первую лесенку, зажмурила глаза и начала подниматься на ощупь.- «Ты сумасшедшая, какая же ты сумасшедшая», - повторяла Бритни, но продолжала подниматься, пытаясь это делать как можно быстрее, чтоб не задерживать остальных. Ее трясло от ужаса, и она совершено не верила в происходящее.
- Брэтт, иди уже! – крикнул Йонас,- поднимайся за Лордом.
- Эта посудина сейчас разломается! – прокричала, или проревела ассистентка, понять из-за сильного шторма было невозможно.
- Иди!


Девушка хотела сказать что-то еще, но вместо этого коснулась губами щеки блондина. Ее сердце давно было не на месте. Брэтт ощущала тревогу все это время, но Йонас подсадил ее на лестницу, и пришлось ползти вверх. Лишь где-то на середине, девушка поняла, что сзади никто не идет. Обернувшись, она не увидела ни плота, ни Йонаса. Одни волны, страшные, пугающие волны.
- Брэтт! – закричала Спирс, высовываясь из вертолета,- поднимайся!

Брэтт продолжила подниматься. Ее приняли и усадили, а Бритни все еще выжидающе и с нетерпением ждала Йонаса, чтоб в очередной раз похвалить парнишку-блондина за его героизм. Но дверь закрыли, и вертолет двинулся вперед.
- Стойте,- не поняла певица,- там еще человек. Что вы делаете?


Ее никто не понял, либо не хотел понять из пилотов. Это были не американцы, и не англичане. И лишь когда Спирс повернулась к Лорду и Брэтт, она поняла, что Йонаса больше нет. Бритни была в истерике, она била Ноттингема, как только могла, выплескивая всю свою боль и ярость на него. Спирс не верила, что мир так несправедлив. А Генри ее успокаивал, обнимал и мысленно обвинял себя в гибели парнишки-шведа. А Брэтт... Брэтт тихо, практически беззвучно плакала, смотря в окно. Было слишком высоко, чтоб разглядеть что-нибудь, но она смотрела и вспоминала шведа, его улыбку, внезапно покрасневшие щеки от невинного поцелуя, который спас их снова, поплатившись ценой своей жизни.
- Бритни, пожалуйста, успокойся, - попросила Брэтт,- ты делаешь больно Генри, мне…
- Его больше нет! Из-за меня! – Спирс кричала, вопила. Ее сердце раздирала настолько сильная боль, что она практически выла.
- Простите,- обратился Генри к пилотам,- вы откуда?


Ответа не последовало, и Ноттингем задумался, куда их везут.
- Försvarsmakten,- внезапно ответил летчик.
- Вы не знаете английского языка? – поинтересовался Лорд, убаюкивая певицу.
- Очень плохо,- на ломанном английском ответил парень,- Военно-морские силы Швеции.
- Шведы? Лорд, шведы! Не британцы, не американцы! Шведы! – продолжала хрипеть Бритни.

Ее голос сел, но успокоиться она не могла. Спирс снова заплакала. Правда, в этот раз, слез у нее уже не осталось. «Да, Бритни, шведы», - вспоминая Йонаса, Генри тяжело вздохнул.




Глава шестнадцатая.

Правительство Швеции приняло Лорда Ноттингема, Бритни Спирс и Брэтт Миллер с честью. После полного медицинского осмотра, они были отправлены в один из самых лучших отелей Стокгольма. Телевидение, интернет и пресса трубили о счастливой новости. Но никто из троих спасенных не испытывал особой радости. Уход Йонаса вонзился как кинжал в сердце каждого из них. На улице давно было темно, часы показывали второй час ночи, а Генри лежал на кровати и вспоминал те самые три с половиной часа полета. Тогда где-то посередине дороги Бритни успокоилась и заснула. Хотя даже во сне девушка не могла перестать плакать. Он помнил ее напряженное лицо, душераздирающие стоны, которые певица издавала во сне. Но разбудив ее, изменилось бы что-то? Йонас погиб, и никто ничего не мог поделать. Он вспоминал, как Брэтт всю дорогу смотрела в окно вертолета и до последней минуты надеялась разглядеть в морской бездне отчаянного шведа, ставшего всем таким дорогим человеком. Все это терзало душу англичанина, и он никак не мог заставить себя уснуть, хоть на пару часов.
- Генри,- Бритни открыла глаза,- Как Брэтт?
- Спит.
- Бедная Брэтт…- всхлипнула девушка, и посмотрела на Лорда.- Ты же никуда не уйдешь без меня?
- Я буду тут,- пообещал парень.


Перед глазами Генри до сих пор виделась последняя улыбка Йонаса. Швед знал, что умрет, но продолжал улыбаться так, словно ничего страшного и не происходило. Даже в те самые роковые последние минуты своей жизни, Йонас пытался разрядить обстановку своим нескончаемым светом. Генри мучился от мысли, что швед погиб из-за него, не надо было все-таки выходить в море, надо было сидеть на острове и ждать спасателей. Эти думы выводили Ноттингема из себя.


«Вместо Йонаса, должен был оказаться я. Ведь я взял всю ответственность»,- голова британца раскалывалась на несколько частей.
- Завтра нам нужно будет поговорить с миссис Сернехольт,- уверенно сказала Бритни.
- Да, Бритни, поспи немного,- попросил Лорд, пытаясь отогнать от себя эти мучительные воспоминания.



Бритни прижалась ближе и закрыла глаза. Успокоительные таблетки начали свое действие. Завтра был тяжелый день, от которого хотелось выть еще больше. Репортеры, фотографы, ответы на глупые вопросы. Спирс знала, что любопытные журналисты еще не раз будут задавать им вопросы типа: «Как вы познакомились? Кем вам приходятся эти люди?» и естественно будут вопросы о погибшем Йонасе.

- Генри,- вдруг сказала Бритни,- как думаешь, вдруг он жив?

Лорд лишь повернул голову и посмотрел на певицу, ничего не сказав. Никто из них не видел тела шведа, и никто им ничего не сказал. Словно этого человека никогда не существовало. У него, так же как у Брэтт и Бритни, теплилась надежда на чудесное спасение шведа, ведь в поисках участвовало несколько спасательных бригад, одна подобрала их троих, а что же делали остальные? Чем больше он размышлял, тем сильнее росла уверенность, что шансы на спасение Йонаса были. И, вообще, он считал, что такой сильный духом человек не мог так легко сдаться и уйти из жизни.




***

Огромное помещение. Три стула, три микрофона и огромный стол. Чуть дальше противные журналисты, готовые из любого слова сделать сенсацию. Написать столько грязи в свои мерзкие желтые газетенки. Перевернуть всю историю с ног на голову, чтоб поднять рейтинг журнала. Бесчеловечные хапуги. Фотографы, которые жаждали сделать снимки, чтоб получить за каждый по несколько тысяч долларов.
- Не переживай,- подбодрил Лорд Бритни,- все будет хорошо.


Начиналось все как положено. Бритни, Брэтт и Генри вошли в зал. Фотографы принялись за свое дело. От бесконечного количества вспышек появилась легкая резь в глазах.
- Мисс Спирс, что вы делали в компании незнакомых вам людей?
– поинтересовалась журналистка CNN.
- Генри Ноттингем и Брэтт Миллер мои близкие друзья,- ответила певица.

Журналистка скривилась, словно не получила того чего ожидала и задала еще вопрос:
- А как же Йонас Сернехольт? Нам известно, что парнишка-швед всего лишь являлся вашим фанатом. Можно ли объявлять по радио, что легендарная Бритни Спирс с недавнего времени принимает фанатов у себя на дому? – продолжила журналистка.
- В первую очередь, Йонас Сернехольт совершил храбрый и мужественный поступок,- вмешался Генри,- и я не потерплю, если вы будете продолжать говорить о нем в таком тоне.
- Вы не ответили на мой вопрос! – проигнорировав слова Лорда, продолжила журналистка.
- Йонас Сернехольт является близким другом мисс Спирс,- подключилась оживившаяся Брэтт.


Журналистка фыркнула, сделала несколько пометок в блокноте и ничего не сказала. Вместо нее вмешался другой журналист. Мужчина на вид лет сорока.
- Как известно нашему журналу, Лорд Ноттингем не был знаком с миссис Спирс. Отсюда вытекает вопрос, как миссис «Образ жизни богатых и знаменитых» познакомилась со знатным Лордом Великобритании?
- Не ожидал, что ваш журнал контролирует личную жизнь миссис Спирс,- снова вмешался Генри,- мы познакомились в 2008 году, когда Бритни приезжала в Великобританию,- соврал британец.
- Мистер Ноттингем, вы встречаетесь с Бритни Спирс? – продолжил журналист.- Что сказали родители, когда узнали о ваших отношениях с американской поп певицей?
- Во-первых, Лорд Ноттингем,- исправил журналиста Генри.- Баронесса и Лорд-Канцлер Великобритании счастливы, что у их сына есть хорошая подруга в Америке.
- Бритни, стоит ли нам ожидать продолжения 2007 года? – поинтересовалась журналистка.
- Бритни Спирс сейчас в отличной форме, и она надерет вам зад, если вы снова зададите подобный вопрос,- не постеснявшись, вмешалась Брэтт.
- Лорд Ноттингем, Британия скорбит о потери вашего друга, – подключился журналист из BBC1,- когда вы вернетесь домой, поедет ли с Вами Бритни Спирс?



Двери открылись, и в помещение вошел человек, высокого роста, в деловом костюме при галстуке. На него никто не обратил внимания, и все бы ничего, если б парень сам не начал разговор:
- Знаете, иду я по вашему длинному подиуму и слышу вопросы, вопросы, вопросы и ни одного по существу. Вас, журналистов, волнует только личная жизнь этих людей. Кто с кем спал, кто с кем встречался и тому подобное. Но никто не спросил их о самом важном: что пережили эти люди? Что они чувствовали, когда находились посреди моря при надвигающемся шторме. И мне жутко стыдно за вас.

Журналисты моментально замолчали, повернув головы, а молодой человек продолжал идти вперед, держа руки в карманах, а когда дошел до своей цели, положил левую руку на плечо Брэтт, а правую на плечо Бритни, улыбнулся и продолжил свою речь:
- И еще, знаете ли, мое самолюбие немного пострадало. Ведь в этих стенах прозвучал лишь один вопрос о Йонасе Сернехольте.
- Мистер Сернехольт,- первая отошла от ступора журналистка из американского журнала,- как вам удалось посадить самолет?
- Я учился в летной школе,- ответил парень, улыбаясь ничего не понимающим Бритни, Брэтт и Генри,- думаю, на этом пресс конференция окончена.


Они вышли из зала, и когда скрылись за проемом, Бритни остановила Йонаса.
- Йонас,- начала Бритни.
- Нет-нет,- помахал головой швед, кругом папарацци.
- Да к черту папарацци, ты дурак! – шикнула Брэтт и полезла обниматься.- Ты даже не представляешь, что мы пережили.
- Как же ты выжил? Мы не видели тебя, мы думали, что ты умер! – на щеках Бритни появились слезы счастья.
- Прямо как в диснеевской сказке! – продолжая обнимать, радовалась ассистентка.
- Думаю, Генри понял кое-что,- таинственно улыбнулся швед.- Когда Брэтт поднималась по лестнице, наш «Титаник» рухнул, и мне пришлось притвориться на время Лео ДиКаприо. Правда, пока спасатели меня оттуда вытащили, я уже был в отключке. Но, хочу сказать одно. – Йонас замер,- шведские врачи одни из самых лучших врачей в мире. Они откачали меня.
- Признаю, шведы хорошие ребята,- махнул головой Генри, крепко пожимая руку храбреца и наконец-то облегченно вздохнув.


Пока они разговаривали, папарацци сквозь появившуюся вовремя охрану пытались сделать несколько снимков. Лифт подоспел вовремя, но ситуация не улучшилась на улице. Машины окружили десятки фотографов. Каждый что-то кричал, махал руками, привлекая внимание, но Бритни, как и Генри, было на них ровным счетом плевать.
- Значит, совсем скоро мы будем прощаться? – вдруг хмыкнула Брэтт.
- Мы должны отпраздновать мое возвращение! – засмеялся швед.
- Ты неисправим,- помахав головой, отметила Спирс,- думаю, я могу задержаться на один день в Стокгольме. Надо лишь позвонить сыновьям и сказать, что мамочка скоро вернется домой. Вчера они уже спали, когда я звонила.
- Бритни? – Лорд вопросительно посмотрел на девушку,- тебе не кажется, что они спросят про принца на белом коне?
- Разберусь!- Спирс ущипнула Лорда за нос.- А ты останешься на день?
- Думаю, баронесса и лорд-канцлер не будут сильно протестовать.
- А мне и уезжать никуда не надо,- засмеялся Йонас.
- Кстати, швед. Жди послания от Королевы.


Йонас вопросительно уставился на Генри, но тот лишь загадочно улыбнулся и отвернулся к окну, наслаждаясь видом Стокгольма. За ними все еще ехало несколько машин папарацци, но это казалось такой мелочью, по сравнению с тем, что они пережили. Лорд также как и Бритни, Брэтт и сам Йонас, так и не поняли, когда же их великолепная четверка превратилась в нечто большее, чем «команда», они чувствовали себя одной дружной семьей. К вечеру, на газетных прилавках появились журналы с отвратительными заголовками, но никого из них это не волновало.




Глава семнадцатая.

Ранним утром самолет Бритни Спирс приземлился без каких-либо приключений в аэропорту Лос-Анджелеса. Как и предполагала певица, возле аэропорта толпились неугомонные папарацци. Мужчины разных лет, готовые перешагнуть через кого угодно, ради единственного под «нужным» ракурсом снимка. В такие моменты папарацци ничего не волновало, они вообще не знакомы с рамками приличия. Натянув улыбку на лицо, Бритни вышла из аэропорта, помахала наглым и ненасытным фотографам рукой и с помощью охраны прошла к автомобилю. - Суровая реальность,- обнимая по-дружески певицу, поприветствовал Иден.

- Как же я соскучилась! – улыбнулась Спирс, в момент, простив телохранителя-лучшего друга за недавний инцидент в гримерной.

Практически всю дорогу певица ехала молча и смотрела в окно. Они проезжали знакомые места, и с каждой минутой, Спирс понимала, что ей надоело жить в этом хаосе. За несколько дней приключений, Америка перестала быть местом, где хотелось бы жить дальше. Словно кто-то снял пелену с глаз, и Бритни открылось истинное лицо Штатов.
- Брэтт, я хочу в Лондон,- хмыкнула Спирс.
- Несколько дней с европейцами? – спросил Иден.


Бритни не ответила, она и сама не знала, хочет ли переехать, потому что ей наскучило дома и захотелось сменить обстановку, либо из-за радужных рассказов Генри и Йонаса о Европе. А еще Спирс точно для себя решила, что в первую очередь отправится в путешествие с сыновьями. Ей хотелось посмотреть на новые места, сделать снимки. Мало кто знал, что поп-легенда Бритни Спирс любит фотографировать. Скрытый талант, как говорится.
- Тут дело в другом,- подключилась Брэтт, вспоминая Йонаса.
- Девочки, вас как подменили после трехдневного отсутствия! – телохранитель еще больше запутался, когда увидел «летающую» в своих фантазиях Брэтт.


Бритни с Брэтт переглянулись и засмеялись в голос. После чего Спирс закрыла глаза и погрузилась в собственные воспоминания и мечты. Ей не хватало Генри и забавного Йонаса. И если к шведу она испытывала только дружественные чувства, то в англичанина она была безоговорочно влюблена. Генри был одним парнем на миллион. И единственное, что тревожило певицу – отдаленность. Ее терзало то, что вдруг за время их расставания, Лорд покажется, что их роман был всего лишь минутной слабостью. А учитывая, какие у него родители, то и долго раздумывать не надо. Возможно, завтра по британскому телевидению она узнает, что великий Лорд Ноттингем женится на какой-то принцессе.

- Бритни, приехали,- позвала Брэтт.

Спирс вышла из автомобиля и огляделась. Отогнав противные мысли о несуществующей девушке Лорда, Бритни поняла, как сильно соскучилась по дому. « Мамочка!» – послышался радостный голос Шона, выбежавшего на крыльцо дома.




***

Все строго по расписанию. Королевский самолет приземлился в Лондоне ровно в пять часов тридцать три минуты вечера. Генри ровно в шесть часов прибыл в покои ее Величества, чтоб поблагодарить за прием и обговорить кое-какие важные дела. В шесть часов тридцать минут Генри отправился в замок Ноттингемов. Далее точное расписание дало сбой.
- Добрый вечер Лорд Ноттингем,- послышался до боли знакомый голос.
- Ник? – Генри вышел из автомобиля и обнял брата,- я думал ты в Парламенте.
- Я отложил дела, когда узнал, что мой младший братишка пропал.


Генри ухмыльнулся и сделал приглашающий жест к машине.
- Рассказывай, что заставило Лорда Великобритании отправиться неизвестно куда с американской попсовичкой?
- Во-первых, Бритни это не просто американская певица,- вспылил Генри,- а во-вторых, она, также как и Брэтт вместе с парнишкой-шведом стали мне близкими друзьями. Знаешь, они другие. Совершенно.
- Даже так,- хмыкнул брат,- не думаю, что матушке понравится твое приключение. Как-никак мы Ноттингемы, а не простые британцы, чтоб дружить с простолюдинами. Да и куда делись твои манеры за несколько дней? Лорд не должен быть вспыльчивым.
- Ник, тебя что, подменили? – ничего не понял Генри.- Я познакомился с Бритни в аэропорту совершенно случайно. И веришь, это любовь с первого взгляда.
- Парень, да ты еще и влюблен,- старший брат игриво ударил Генри в бок,- ты же знаешь, я на твоей стороне. Но гнева от баронессы жди.
- На моей стороне? Да ты сейчас был хуже матушки,- шикнул Лорд, но вскоре улыбнулся.


Ник посмотрел на брата и улыбнулся. Генри был единственным человеком, который поддерживал его в то время, когда он женился на дочери простого плотника. В то время, дом Ноттингемов превратился в психиатрическую лечебницу. Поэтому, если сейчас баронесса решит устроить вторую часть своего «шоу», то он будет на стороне Генри. Да и вообще, они всегда друг друга защищали.
- Ты так много для меня сделал...,- тяжело вздохнул Ник,- неужели ты мог подумать, что я брошу брата в тяжелую минуту?
- Я просто поддерживал родного брата и защищал от нашей «преподобной» матушки,- Генри поднял глаза на брата,- я сказал Бритни, что у меня есть младший брат.
- Младший? Генри, ты ведешь себя совершенно неподобающе Лорду! – засмеялся во весь голос Ник,- и насколько ты омолодил меня? На пять, десять или двадцать лет? – юмор у старшего брата был отменный.
- На парочку. Ей двадцать девять, не мог же я сказать, что мне двадцать четыре.
- Она старше тебя на пять лет?! – Ник был шокирован, от чего даже закашлялся.


Генри отвернулся к окну, улыбаясь. Возможно Бритни это не его судьба? Вдруг успешная американская певица найдет себе классного парня без всякой головной боли вроде королевских титулов и тому подобного? Правда, от этой мысли, сердце Лорда начало побаливать. В этот день, Генри Ноттингем узнал, что ревнив.




***

За Йонасом отец отправил личного водителя. Такие случаи бывали редкими, но когда происходили, парень заранее был уверен, что ничем хорошим это не закончится. Как бы ни старался Йонас жить самостоятельно, отец и мать частенько вмешивались в его личную жизнь. Этот день не стал исключением, поэтому, когда вся Швеция облегченно выдохнула, обнаружив живого и здорового сына одной из главных политических партий, младшего Сернехольта вызывали домой.
- Интересно,- Йонас обратился к шоферу,- отец когда-нибудь пригласит меня на праздник? Новый год или Рождество? Раз за разом я еду выслушивать какие-то длинные речи о том, какой у него неблагодарный сын,- фыркнул швед.
- А ты не пробовал сблизиться с ним? – поинтересовался шофер, посмотрев в зеркало заднего вида.
- Я не Эрик.


Больше Йонас не говорил вплоть до самого дома. Швед мог дурачиться, смеяться и улыбаться бесконечное время, но когда речь заходила о родителях, парень впадал в ступор. В данном случае, Йонас переступил порог родительского дома, где на каждом сантиметре висели награды старшего брата и сотня фотографий, поэтому настроение моментально упало до нулевой отметки.
- Йонас! Ты жив! – послышался женский голос.- Как же я переживала!
- Да, мам. По новостям и газетам уже вовсю раструбили,- хмыкнул блондин, обнимая подбежавшую мать.


Отпустив мать, Йонас повернулся и увидел перед собой отца. На лице старшего члена семьи Сернехольт не было эмоций, скорее легкое презрение и разочарование.
- Отец? – парнишка постарался взять себя в руки.
- Доволен? Ты чуть не довёл мать до смертельного приступа.

«Хорошее приветствие», - подумал парень, и в очередной раз ухмыльнулся.
- Тим,- возмутилась женщина,- все же хорошо. Наш сын жив.
- Не получилось погибнуть,- не удержавшись, съязвил Йонас.


Получив от матери испуганный и неодобрительный взгляд, парень продолжал смотреть на отца. Тот успел постареть за несколько лет их разлуки. После смерти старшего брата, Йонас пытался избегать встреч с отцом. Тогда, около четырех с половиной лет, он услышал фразу, за которую не смог бы простить отца, даже находясь на смертном одре. И без того в тяжелое время (братья были очень близки, и смерть Эрика слегка пошатнула психику Йонаса), Тим Сернехольт заявил, что лучше бы вместо старшего сына, у него забрали младшего.

- Про тебя пишут в газетах,- отец швырнул несколько шведских и британских газет на стол,- и не самое лучшее.
- С каких пор лидер партии читает желтую прессу? – поинтересовался Йонас, не снимая верхней одежды.
- Как ты оказался на лайнере американской певички, про которую строчишь в своем блоге каждый день?
- А не все ли равно?
- Не все равно,- выплюнул мужчина,- твой брат никогда бы не оказался на первой полосе с заголовком: «Любовные утехи с Бритни Спирс»! Ты должен заботиться об имидже нашей семьи…


Йонас не выдержал, повернулся на сто восемьдесят градусов и, хлопнув дверью, пошел прямиком к машине. Отец еще долгое время кричал в след какие-то слова, но ему было наплевать. В этот день, Йонас Сернехольт понял, что в Стокгольме его больше ничего не держит. Отец никогда не исправится, а маму он как-нибудь будет навещать. По крайней мере, существует интернет и видеосвязь.
- Едем в банк. – Приказал Йонас шоферу.
- Но Герр Сернехольт…- начал мужчина.
- Тебе так тяжело? – спросил парень, посмотрев на шофера.

Водитель больше не задавал вопросов, лишь завел мотор. Йонас так и не понял, была ли написана на его лице жалость, или водитель сам понял, что лучше для него, но они все же поехали. Дорога до банка была не длинной.
- Спасибо, - поблагодарил Йонас, выходя из автомобиля,- если он тебя доконает, звони мне.
- Ты точно сам доберешься до аэропорта? – поинтересовался мужчина.
- Точно, я провел целый день черт знает где! – с этими словами, парнишка махнул головой и зашел в банк.


В банке Йонас открыл новый счет, перевел с карточки (которую на его имя открыл отец) всю сумму до последней копейки, и отправился в аэропорт с мыслью, начать новую жизнь в Лондоне. По крайней мере, у него за душой было около пятисот тысяч евро, для начала хватит.




***

К вечеру Бритни вдоволь наигравшись с сыновьями, отправилась с Брэтт по магазинам. Она была счастлива, и даже зануды-папарацци, которых стало еще больше, чем обычно, не портили ей настроение.
- Ты же поедешь со мной в Лондон? – поинтересовалась Бритни у Брэтт, одновременно примеряя туфли на высокой шпильке.
- Может, стоит предупредить Генри? – спросила Брэтт, присматривая балетки.
- Зачем? Мы приедем в гостиницу, там и поживем несколько недель. Я хочу мальчикам показать Лондон.
- Ты так говоришь, будто сама его видела,- засмеялась ассистентка,- нет, снимай эти туфли, они ужасны.
- Тогда, мы наймем экскурсовода. – Бритни посмотрела на туфли во второй раз.- Беру, они мне нравятся.
- Они тебя старят, Бритни!
- Хорошо, но тогда ты едешь с нами.

Брэтт ничего не оставалось, как махнуть головой и спрятать злосчастные туфли далеко на полку. Впереди их ожидало еще несколько бутиков.


Окончание в следующем посте


@темы: Britney Spears

URL
   

Godney

главная